Какую Россию мы потеряли в 1917 году?

Автор: | 12.08.2019

Наши либералы  уже четверть века  «горланят»  по всем СМИ  России красивую   легенду  о  том, как хорошо и прекрасно  жилось населению Царской России до революции, подло уничтоженной проклятыми большевиками.  Даже фильмы снимаются о том прекрасном времени. И документальные и художественные.   И самый, пожалуй, значимый здесь был фильм Станислава  Говорухина  под таким интригующим названием «Россия, которую мы потеряли», что можно ахнуть!

Так какую же мы Россию потеряли сто с небольшим  лет назад  из-за коварства проклятых большевиков? Давайте глянем.

 По уровню жизни и уровню своего экономического развития Царская  Россия занимала самое последнее место среди  цивилизованных стран мира начала  двадцатого столетия. Вот они: США, Германия, Англия, Франция, Япония, Испания.  Кое кто из экономистов  добавляет в этот список еще и Италию. И лишь затем идет Царская Россия. За  Россией никого уже нет было. То есть, самое последнее, шестое или седьмое место в мире.
 
Поэтому, как здесь  ни крути, как не изворачивайся,  но  Царская Россия  была тогда  страной  лаптей  и сохи,  и еще, простите,  крестиков  вместо  подписей своей фамилии  на деловых бумагах из-за поголовной безграмотности  ее трудового населения.

И уровень жизни народов  Царской  России был чрезвычайно низкий, а  голод с массовой гибелью  крестьян  России, являлся постоянной составляющей жизни основной части  трудового населения страны.  Невероятно  чудовищной  была детская смертность.  До десятилетнего возраста доживало  меньше  половины крестьянских и рабочих детей.

«По данным за 1908-1910 гг. количество умерших в возрасте до 5 лет составляло почти 3/5 общего числа умерших. Особенно высокой была смертность детей в грудном возрасте. Восемь из десяти родившихся детей в крестьянских семьях не доживали до года » (Рашин «Население России за 100 лет. 1811-1913гг.»).
Вот, что в открытую говорили  газеты   Царской  России конца девятнадцатого и начала двадцатого веков.

«Самыми  страшными голодоморами  России были 1891–1892 гг. Тогда голодом были охвачены 16 губерний Европейской России, а также  губерния Тобольская в Сибири,  с общим населением в 35 миллионов человек; особенно пострадали Воронежская, Нижегородская, Казанская, Самарская, Тамбовская губернии.

В Поволжье от катастрофического голода пострадали восточные области черноземной зоны — 20 губерний с 40-миллионным крестьянским населением. В менее обширном районе, но с не меньшей интенсивностью бедствия голод повторились и в 1892–1893 годах.  Умерло от голода  свыше трех с  половиной п   миллионов человек.
 
По ежегодным докладам министра внутренних дел царю  голод 1902-1904 г. поразил 17 губерний центра;  из них  в зиму 1902-03 г. голодало 42 миллиона человек, умерло же их них 2 миллиона 813 тыс. православных душ».

А в 1911- 12 годах, уже после столь расхваленных демократами  столыпинских реформ  в России,  вот что говорит в докладе царю  сам Столыпина: «Голодало 32 миллиона, потери 1 млн. 613 тыс. человек».  Причем, в каждом таком докладе  подчеркивалось, что сведения составлены на основе данных, поставляемых церквами, а также сельскими старостами и управляющими помещичьих имений. А сколько было глухих деревень?

Массы трудящегося населения царской России находились в состоянии постоянного недоедания и постоянного голода. Почему? Да потому, что весь хлеб в царской России вывозился за границу. Вывозили помещики, кулаки, купцы, священники. И не надо забывать, что самыми крупными помещиками России был сам Царь Николай  и сам Глава Святейшего Синода Православной церкви России, ставший в 1917 году вновь Патриархом России.

О том, чем оборачивался вывоз хлеба для российского крестьянства, также много писал   известный агроном и публицист России  Александр Николаевич Энгельгардт в начале двадцатого века:

«Мы продаём хлеб не от избытка,  мы продаём за границу свой  насущный хлеб,  хлеб, необходимый для собственного нашего пропитания.

Пшеницу, хорошую чистую рожь мы отправляем за границу, к немцам, которые не станут есть всякую дрянь. Лучшую, чистую рожь мы пережигаем на вино, а самую что ни на есть плохую рожь, с пухом, костерем, сивцом и всяким отбоем, получаемым при очистке ржи для винокурен — вот это ест уж мужик. Но мало того, что мужик ест самый худший хлеб, он еще недоедает. Если довольно хлеба в деревнях — едят по три раза; стало в хлебе умаление, хлебы коротки — едят по два раза, налегают больше на яровину, картофель, конопляную жмаку в хлеб прибавляют. Конечно, желудок набит, но от плохой пищи народ худеет, болеет, ребята растут туже, совершенно подобно тому, как бывает с дурно содержимым скотом…

Имеют ли дети русского земледельца такую пищу, какая им нужна? Нет, нет и нет. Дети питаются хуже, чем телята у хозяина, имеющего хороший скот. Смертность детей куда больше, чем смертность телят, и если бы у хозяина, имеющего хороший скот, смертность телят была так же велика, как смертность детей у мужика, то хозяйничать было бы невозможно. А мы еще хотим конкурировать с американцами, когда нашим детям нет  хлеба даже в соску? Если бы матери питались лучше, если бы наша пшеница, которую ест немец, оставалась дома, то и дети росли бы лучше и не было бы такой смертности, не свирепствовали бы все эти тифы, скарлатины, дифтериты. Продавая немцу нашу пшеницу, мы продаем кровь нашу, т.е. мужицких детей».
 
Ну, что, еще вам факты про балдежную жизнь  в  белой  и пушистой  царской  России! Можно! Материалов на эту тему  в интернете вагон и маленькая тележка. Только какой смысл?!

 Наши демократы со слезами на глазах и с жуткой дрожью в голосе любят рассказывать о  Советских  «голодоморах», о том, как  «кровавая Советская власть» отбирала у крестьян хлеб, оставляя их на голодную смерть.

А почему они не рассказывают про то, как  «белая и пушистая Царская власть» отбирала у своих крестьян последний хлеб для продажи за границу? Ведь есть одна  принципиальная разница в «голодоморах» Советских и  Царских.

Советская власть продавала хлеб  для осуществления индустриализации страны, потому что запад Советской  России соглашался  поставлять  оборудование для новых заводов  только лишь в обмен на хлеб.

То есть, власть поступала в интересах новой России, в интересах нового своего общества, нового своего  государства, государства рабочих и крестьян. А  Царская власть гнала хлеб за границу, чтобы пополнить свои личные банковские счета  для своего личного обогащения. Ведь земля-то была не у крестьян, а у помещиков, священников и кулаков. Поэтому, что хочу с ней, то и делаю. А крестьяне? Да плевать мы на них хотели! Это же не люди, это наша чернь! Пусть подыхают! Нам их не жалко!

Вот как отзывался о русском народе господин Павел Павлович   Рябушинский, известный русский промышленник, депутат Царской   Госдумы,   с ее высокой трибуны от 12 марта 1912 года:

«Простые  люди России – это скот… Учить их?  Пожалуй, грамоте, чтобы они были полезнее на фабрике, а если что другое – стрелять и вешать без пощады!»
А вот как отзывался о русском народе, вставшем  под ружье  на защиту своей  власти,   Василий Витальевич Шульгин — русский политический и общественный деятель, публицист. Депутат Второй, Третьей и Четвёртой Государственных дум, во время Февральской революции принявший отречение из рук Николая II. Один из ярых организаторов и идеологов Белого движения. Русский националист и монархист:

«Красные — грабители, убийцы, насильники. Они бесчеловечны. они жестоки. Для них нет ничего священного … Они отвергли мораль, традиции, заповеди Господни. Они презирают русский народ. Они озверелые горожане, которые хотят бездельничать, грабить и убивать, но чтобы деревня кормила их. Они, чтобы жить, должны пить кровь и ненавидеть. И они истребляют «буржуев» сотнями тысяч.  Они убивают, они пытают… Разве это люди?»

А ведь в красные тогда  пошел почти  весь трудовой  народ России вместе с  основным  большинством   представителей офицерства  и  интеллигенции. То есть, как не  крути, но за красными  была  бОльшая часть населения  той  России.

И они вот так о своем трудовом народе?!

Ничего не поделаешь — извечная ненависть хозяев к своим рабам, боящихся их гнева. А отсюда идет и обратная ненависть рабов к своим хозяевам,  к   хозяевам их земли,  приведшая к  Великой  Октябрьская Революция и начавшейся сразу же  после нее кровавой Гражданской войне. Начавшейся  по вине свергнутой царской буржуазии.  Ведь никогда еще в истории человечества  правящий класс страны  добровольно  не уступал своей власти. Законы истории человечества. Так произошло и в  тогдашней, России

PS  Этим господам, представителям свергнутой в 1917 году  буржуазии  вторит сегодня  прямо «один в один» современная демократка  госпожа Собчак:
«После октябрьского переворота из России уехали в эмиграцию лучшие люди России: аристократы, помещики, фабриканты, купцы врачи, преподаватели, юристы офицерство. Осталось лишь генетическое отребье  и всякого  рода нищеброды, лохи, быдло и им подобная нелюдь»

 Сюда же можно добавить слова одного «лощеного хлыста, красавца мужчины», господина Евгения Панасенкова, постоянного представителя всевозможных пустых телешоу, продюсера неизвестно чего, любителя говорить, поучать, понукать и слушающий всегда только лишь одного самого себя, о «мазутных мордах» Российского народа, подкормленного Путинскими бюджетными подачками и потому голосующими за него.

Как видите, Россия нынешняя мало отличается от той России.

Поделиться новостью: