История о том, как чиновники угробили крупное семеноводческое хозяйство

Автор: | 28.06.2019

Еще несколько лет собеседник ИА «КазахЗерно.kz» был одним из учредителей крупнейшего в Жамбылской области элитного семеноводческого хозяйства АО «Подгорное». Сегодня хозяйство распалось, а производство качественных семян в регионе находится не на самом высоком уровне. Наш корреспондент попросил рассказать опытного агрария Сабита Султана о том, как он видит сложившуюся ситуацию.

— Сабит Султанович, как выглядит сегодня полеводство в нашей области?

— Трудно сказать… У нас сейчас, кто зерном занимается – чабаны, менты, прокуроры… И в последние годы власти во всеуслышание заявляют: «Урожайность в Жамбылской области в последние годы выросла!».  Да все это бред. Урожайность у нас не может быть выше 18 ц/га. У нас балл-бонитет почвы не позволяет такой результат получить. Самую большую урожайность мы отметили в 1989 году – что-то около 19 центнеров на круг. Это было супер. А сейчас, посмотришь на статданные, и диву даешься: средняя урожайность по области 20-22 центнера с гектара. Это не реально. Скорее всего, крестьянские хозяйства завышают свои показатели по просьбе акиматов.

— В Жамбылской области можно вырастить хорошую пшеницу в нынешних условиях?

— Когда-то хлеб, я имею в виду пшеницу, Жамбылской области отправлялся в Москву, как улучшитель муки. У нашей пшеницы был очень высокий процент клейковины. А теперь все, кто у нас занимается пшеницей, выращивают только жалкое подобие этой сельхозкультуры. Она вообще не годится для хлебопроизводства, только как корм для животных.

Я в свое время занимался семеноводством, и поставлял семена пшеницы для хозяйств региона. Мы гарантировали высокое качество наших семян. Мы производили семена пшеницы разных сортов: богарная, стекловидная, желтая. И когда мы сеяли эти сорта, то на поле было приятно посмотреть: пшеница стояла колосок к колоску.  А сейчас посмотрите на любое пшеничное поле, там же все сорта перемешаны. Мало того, на пшеничных и ячменных полях можно увидеть горчак, другие сорняки, дикую рожь… А дикая рожь – это вообще чуть ли не ядовитое растение. Если его зерно попадает в муку, из которой потом пекут хлеб, то у беременных может выкидыш случиться. Это медицинский доказанный факт.

Первый семенной материал мы брали у замечательного агронома – академика Рахима Уразалиева. Он уже достиг преклонного возраста, но до сих пор может дать самые дельные советы в выращивании пшеницы. Только сегодня к нему мало кто обращается. А мы в свое время из выведенных в его лаборатории сортов выращивали отличные семена – элиту и суперэлиту. Как проходил тогда процесс: мы брали тонну-полторы, а иногда и полтонны семян и высеивали их на полях питомника. Оттуда у нас выходили элитные семена. От них уже шли семена первой, второй, третьей, четвертой репродукции. После четвертой репродукции семена теряют свои продуктивные свойства. Сомневаюсь, что сейчас кто-то проводит эту работу. Фермеры используют семена, которые уже не могут дать ничего, кроме жалкого результата. Это зерно только на корм животным годится.

В нашей области уже все мукомольные предприятия прекратили свою работу, так как для них сырья нет. А еще лет десять-пятнадцать назад я из своей пшеницы производил муку и поставлял ее в Тараз. Ее называли «белоснежка», помните?

— Сабит Султанович, так в чем же причина сложившейся ситуации с выращиванием пшеницы в нашей области?

— Вы знаете, по моему глубокому убеждению, причина кроется не в том, что в Минсельхозе часто меняется руководство, не в главе государства. Дело в том, что местные исполнительные органы не выполняют должным образом поручения, полученные сверху, искажают изначальные директивы. Ведь на самом деле все принятые программы действительно направлены на улучшение сельхозтоваропризводителей, и субсидии на все цели предусмотрены. Однако неправильная и неграмотная интерпретация госпрограмм и правил субсидирования приводит к тому, что фермеры не получают положенные компенсации и перестаю верить государству. Это уже на диверсию становится похожим. Ведь у нас совсем нет хороших руководителей. Это же штучный товар, а мы его бездарно разбазарили, и теперь хотим сложить разбитую на мелкие осколки структуру.

— Я правильно поняла, что в регионе уже не осталось грамотных специалистов сельскохозяйственного направления?

— У нас остались специалисты, но всем им уже много лет. И они готовы поделиться своими знаниями с молодыми фермерами. Вот только никто не хочет чему-то учиться. Все, кто сейчас занимается полеводством, преследуют одну цель: посадить востребованную культуру, получить субсидии, сбыть урожай, а там хоть трава не расти. Ведь не все даже севооборот соблюдают и дают земле отдохнуть. Сеют зерно на одном поле каждый год, а потом удивляются, почему у них урожайность падает. Такими темпами можно и плодородные территории потерять окончательно и бесповоротно.

— У вас большой опыт работы в земледелии?

— У меня сельскохозяйственное образование. Я окончил Харьковский сельхозинститут, приехал в Луговской район и работал главным агрономом на Луговском конезаводе. Потом был назначен приказом министра сельского хозяйства Казахстана директором Ордена Трудового Красного Знамени Элитно –семеноводческого совхоза «Подгорный», основанный в 1954 году первоцелинниками из России, Украины. После развала Союза был назначен главой (акимом) Луговского района. На этой должности проработал 4 года.

Затем вернулся в свой родной совхоз и провел ряд реформ, которые были необходимы на тот момент.

Сейчас я руковожу ИП «SSS». Мы содержим скот, производим колбасные изделия, молочные продукты. Продукцию реализуем в своем магазине и в супермаркетах, также продажа колбасной продукции через интернет в городах Алматы и Нур-Султан.

И вот что мне хочется сказать, глядя на существующее в сельском хозяйстве положение. Когда развалился Советский Союз, то на волне независимости в нашей республике появилось очень много самоназванных «академиков», которые убедили руководство страны в том, что все беды от колхозов и совхозов, что надо провести приватизацию  сельхозпредприятий, а вместо них создать фермерские хозяйства. Это, мол, позволит завалить страну мясом, молоком, хлебом, как в Америке. В 1990 году правительство СССР издало постановление, согласно которому за сверхплановое сдачу зерна оплату хозяйствам производить валютой (тогда это были доллары США). Наше хозяйство сдало зерна сверхплана на $2,5 млн. В том же году руководство страны отправило меня на полгода на учебу в США. Я изучал азы рыночной экономики, встречался с американскими фермерами и представителями крупных компаний, производящих зерно, мясо и молоко, переработчиками и реализаторами, вникал во все тонкости этого дела.

Уже тогда я понимал бредовость нововведений в нашей стране, но что-то тогда делать было бесполезно. Поэтому молчал, хотя знал, что с учетом менталитета жителей аулов фермерство у нас примет совсем другие черты.

В итоге в нашей области колхозы и совхозы исчезли в 1995-1998 годах. А наше элитно-семеноводческое АО угробили в 2014 году. По какой причине это произошло: из-за зависти, жадности и бездарности тогдашнего руководства области, продажности представителей силовых структур. Путем различных махинаций судьи, прокуроры и другие сделали все, чтобы нам стало невозможно работать. Оставшуюся от моего хозяйства землю они поделили и сдают ее в аренду.  На полученные деньги делают карьеру, строят дома, учат детей за границей. А один из тех, кто разрушил АО «Подгорный», сейчас является депутатом сената.

В общем, я считаю, что такой отрасли АПК, как семеноводство в Жамбылской области не существует. Ее закопали в землю в прямом смысле.

Автор: Ирина Антипова

Источник: kazakh-zerno.net

Поделиться новостью: