Экономика

Что мешает развитию животноводства в Казахстане?

На прошедшей в январе конференции РОО «Союз фермеров Казахстана» в Костанайской области свои проблемы озвучили и животноводы. Озвучили их не первый раз. Как оказалось, трудности с реализацией животноводческой продукции испытывают не только крупные хозяйства, но и рядовые фермеры, которые поставляют свою продукцию как на рынок, так и на откормочные площадки, отмечает собкор ИА «Казах-Зерно».

У Татьяны Лаврик свое крестьянское хозяйство в Тарановском районе. Там же она создала сельский производственный кооператив «Крестьянский союз», в котором объединились и другие животноводы района с целью извлечения большей выгоды от произведенной продукции. Попутно Лаврик занимается скупкой скота  у населения и отправкой его на откормплощадку в соседний Карабалыкский район.

— Мне удобно загрузить в скотовоз 25-30 голов и отправить их, чтобы потом получить субсидии, — говорит Татьяна Викторовна. — Но мы часто сталкиваемся с тем, что безобразно работает ИАС — информационно-аналитическая система,  она бесконечно зависает, все путает. Мы везем сдавать бычка, начинаем в этой программе перекидывать данные, чтобы он значился стоящим на откормочной площадке, а он неведомым образом превращается в телочку. При этом, чтобы человек мог получить субсидии на свой скот, тот должен значиться в базе ИАС. И если идет нестыковка хотя бы по одной голове, хозяин лишается субсидий на всю сданную партию. Нам все время говорят, что программа недоработана, но у нас впечатление, что ее никто дорабатывать и не собирается.

На ИАС, кстати, еще в прошлом году жаловался и Борис Князев, глава ТОО «Алтынсарино», где работает крупная откормплощадка.

Такая вот цифровизация в сельском хозяйстве. Жалуется Лаврик и на постоянную смену правил субсидирования. Вот были изначально сроки подачи заявки 90 дней со дня сдачи скота. Потом, стало — 30 дней, потом опять вернули 90. У тех, кто попал в «межсезонье», были проблемы с поголовьем, учтенным как сданное, разнилась численность поголовья. А заявка формируется электронно, в ручном режиме поправить ничего нельзя. И кооператив из Тарановского района попал в такую ситуацию и чуть не лишился полагающихся субсидий.

— Я звоню в сельхозуправление, в службу поддержки — там разводят руками, пришлось звонить  в минсельхоз, в департамент животноводства, — рассказывает Лаврик, — и только потом эту ситуацию удалось разрешить. Но это я смогла дозвониться — а как же другие фермеры? Можно же эти вопросы решать на местном уровне…

Много претензий у животноводов и к программе «ИСЖ Ветеринария». Тут Лаврик привела свой собственный пример. Без ветсправок, как известно, легально скот сдать нельзя. Но получить их имеет смысл, когда знаешь, сколько животных сдаешь. И вот ситуация — стоит скотовоз, груженный 30 животными, а программа ИСЖ у ветеринара зависла. Уезжать без ветсправок сдатчик не имеет права. Откормплощадка принять скот тоже не может. Поймают на дороге полицейские, спросят, почему везешь контрабанду, перечисляла проблемы предприниматель. А «висеть» программа может и сутки, и двое.

— Я обращаюсь к представителю МСХ, вы передайте, что предусмотрены должны быть такие случаи. И где-то прописано, что до подхода этих справок мы можем отправить скот, выписав накладную. Как временный вариант, — предлагала Татьяна Лаврик. — К ветеринарии много вопросов. Я, например, в толк не возьму, кто придумал планы ветобработок. Вот план у специалиста — на 200 голов. Он приходит, и даже если у меня 210 животных, обрабатывает 200. В чем смысл? Ведь в числе этих десяти как раз и могут быть бруцеллезные. Почему весь скот не проверить сразу? А то сегодня проверяют коров. Завтра — телят. Оставшийся скот — послезавтра.

— Что касается сдачи скота на откормплощадки, — продолжает Татьяна Викторовна. —  Тут тоже какие-то непонятные требования. За породный скот цена выставляется по 650 тенге, за якобы беспородный — по 500. Как это определяется? Получается, что по окрасу и рогам. Что мне теперь коровам рога отпиливать, чтобы скот считался породным? Всем известно, что и у породного скота есть рога и окрас может быть разным. А ведь мы тоже участвуем в программе породного преобразования скота. И даже если мы скрестим «голштинку» с ангусом, я по своему опыту знаю, теленок будет похож на мать. Но это не значит, что он не будет давать нужный привес. Мы сегодня зарежем быка породного и беспородного, кто по мясу поймет, где какой бык? Мясо-то одинаковое. Но откормплощадка выставляет свои требования. Поэтому наши люди стараются сдавать скот не на откормплощадки, а на сторону.

Еще один вопрос, который подняла Татьяна Лаврик, касался отсутствия правил сдачи и приемки скота на убойных пунктах, не ветеринарно-санитарных, а тех, которые нормируют товарно-денежные отношения сторон. Сейчас сдатчикам, принимая скот на убой, фактически платят только за мясо. Шкуры, субпродукты убойный пункт забирает даром.

— Да, я знаю, что говорят: это все, дескать, берем как плату за услуги. Но почему так дорого? — возмущалась Лаврик. — Я сделала расчеты. Услуги забоя стоят 5 тысяч тенге от силы, а мы им вынуждены отдавать товара до 20 тысяч тенге. Почему? Потому что никаких правил по этому поводу нет — элементарных, где был бы указан средний выход мяса и субпродуктов с туши. Казахстанских правил и норматив вообще нигде нет. Мне пришлось брать белорусские, везти из Челябинска — российские. Почему не разработать казахстанские правила. По каждой области? Чтобы, когда мы сдавали скот на убой нам либо субпродукты, тот же жир и почки отдавали, либо за них платили. Почему мы «дарим» кому-то почки, жир и так далее? Те же корма нам же никто дешево не продает… Хотя раньше была программа по удешевлению кормов, и это хорошее подспорье. Желательно, чтобы эта программа и дальше работала. Потому что ею пользуются не только члены нашего кооператива, но и другие жители района.

Так почему же люди все-таки не хотят сдавать скот на откормплощадки? Ведь они стоят в авангарде животноводческой отрасли и должны стать во главу угла по экспорту сельскохозяйственной продукции. Потому что…

— Допустим, откормплощадка принимает крупный рогатый скот по 650 тенге, — рассуждает Татьяна Викторовна. — К нам  и в соседние районы приезжают из других областей и закупают крупный рогатый скот по 680-700 тенге за килограмм. И население с удовольствием продает по этой цене. Хотя я лично сдам скот на откормплощадку, чем кому-то. Потому что знаю, что получу еще субсидию в размере 200 тенге за бычка весом до 300 кг. То есть цена килограмма уже вырастает до 850 тенге. Я среди крестьян веду агитационную работу, но получается тяжело из-за выше озвученных проблем. К тому же крестьяне еще и не верят в получение этих субсидий. На сегодняшний день из Тарановского района, наверное, кроме меня еще пара-тройка человек только получили эти субсидии.

Татьяна Лаврик признает, что откормплощадка ТОО «Терра» — современная, большая и хорошая. Но чтобы местный скот не «уходил» за пределы области, нужно бы сделать так, чтобы закуп скота был организован на месте. Можно было бы на базе какого-нибудь крупного хозяйства организовать площадку для закупа. Где накапливался бы скот, можно было бы организовать помощь по его вывозу…

— Нужно работать с  мелкими крестьянами, у которых 10-20 голов скота, — говорит Татьяна Викторовна. — Чтобы и они получали субсидии. Нам нужно чтобы и программа ИАС хорошо работала. Я, конечно, помогаю, как могу мелким крестьянам. Но надо понимать, что не у всех компьютеры, не у всех интернет. Есть в Тарановском районе такой поселок как Максут, там сотовой связи нет — не то что интернета. Как там будет ИАС работать? А там хозяйства, где есть по двести голов скота. Представьте, какую прибыль они недополучают за счет субсидий. Они бы радовались, если дополнительно по двести тенге на килограмм получили. Надо бы как-то продумать этот вопрос…

На встрече с фермерами присутствовали, кроме представителей областного управления сельского хозяйства и ветслужбы, также и делегаты департамента животноводства Минсельхоза. Все они пообещали, если не разрешить озвученные проблемы, то хотя бы дать ответы на поставленные вопросы.

Автор: Тимур Туркестанов

Источник: kazakh-zerno.net


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 67 = 75

Top