Москва

Изнасилованные шумом: москвичи остаются заложниками орущих на улицах зазывал

Свой концерт промоутеры начали где-то 25–26 января.

— Ребята сменяют друг друга, стоят на стремянке между домами два и четыре по улице Зои и Александра Космодемьянских, — рассказывает уже порядком нервированный местный житель Борис Коган. — В доме окно открыть невозможно! Мы ходили к директору магазина, он говорит: понимаю вас, но бизнес есть бизнес. Заверил, что скоро все закончится… Может, и закончится, эти уйдут, так придут другие: до них этот же магазин сдавали другой компании, также три дня стояли и орали в мегафон. Вы поймите, шум, может, и небольшой, но когда слышишь его постоянно, можно с ума сойти…

Место, о котором говорил Борис Абрамович, оживленное. Рядом трамвайные остановки, вход в метро «Войковская» и сквер. Не заметить магазин, увешанный шариками, сложно. Недалеко от него стремянка. Подхожу ближе. По уши закутанный парень карабкается на лестницу.

— Уважаемые москвичи! В нашем магазине проходит распродажа уцененной верхней одежды! Сегодня последний день продаж! Заходите в наш магазин! — парень одной рукой держит небольшой, но громкий микрофон, а второй размахивает табличкой «Распродажа».

— Не-не-не, все мирно, — отмахивается он поначалу. На вид ему лет 25. — Ну, подходили иногда, жаловались, а так все хорошо…

Потараторив еще немного свою надоедливую кричалку, он спускается. Оказывается, молодой человек (свое имя он называть не захотел) работает промоутером впервые. И немного в шоке от работы.

— Полиция забирает почти каждый день, — рассказывает парень. — Просто без объяснений приезжают, сажают в машину и увозят в отделение. Подержат три часа, типа документы проверяют. И отпускают. Ну ничего, хоть погреюсь посижу…

Работают они с такими же промоутерами посменно: пару часов один, потом другой, без перерыва. В итоге садится голос и промерзаешь насквозь.

— Стремянка нужна, чтобы нас было лучше видно, — говорит парень, — или чтобы в морду не дали…

Работодатель, как понятно из слов моего собеседника, не особо осознает опасность ситуации. Промоутеру он сказал: мы работаем по закону, остальное не волнует. Только дуракам закон не писан. 26 января 2016 года пьяный мужчина застрелил 25-летнюю Анну Носову: девушка работала промоутером, и постоянные крики в громкоговоритель вывели его из себя…

С момента трагедии прошло два года. Промоутеры с рупорами не исчезли с улиц Москвы. Не исчезла и ненависть к ним, хотя понятно, что парни и девушки с громкоговорителями всего лишь исполнители. Зачастую такие же жертвы, как и страдающие от шума жители. На одном из форумов пострадавшие промоутеры оставляют свои отзывы:

«…мне одна тетка написала с предложением выйти промоутером с оплатой до 2500 р. Я не смогла, вместо меня пошел знакомый, с его слов после приезда на точку ему дали табличку в руки и заставили просить милостыню (предварительно изъяв паспорт). Заплатили в итоге 150 р.».

«Никогда больше не работайте с компанией ХХХ. Договорился с девушкой, написал ей в соцсети. Она назвала точку, сказала заехать в офис за листовками и громкоговорителем. Офис типа у ж-д станции, ага. Я в итоге шла пару километров, мимо промзоны и кладбища. Забрала все. На точке простояла пять часов, адски замерзла. Согрелась, когда какой-то пьяный мужик решил объяснить мне, кто я по жизни и почему мне надо замолчать. Побегала. Приехала отвозить громкоговоритель, а там уже офис закрыт. Денег не заплатили».

«Бегаю за агентством YYY уже два месяца. Кормят завтраками все время. Теперь новую отговорку придумали: я вроде как плохо работал, тихо говорил, и ничего слышно не было. А у них техника древняя, микрофон вообще толком не дышит. Пришлось практически орать, потом неделю хрипел и сипел».

— У меня промоутеры после истории с Люблином не хотели вообще там работать, — рассказал «МК» анонимно руководитель одного столичного рекламного агентства. — А вообще клиенты ничего об убийстве и не знали. Когда я им эту историю рассказываю, они, конечно, в шоке, но все равно людей нанимают. За два года ничего не изменилось: поток заказчиков все равно идет. В основном это небольшие компании, и, исходя из бюджета, для рекламы они заказывают именно громкоговоритель. Это дешевле (около 350 рублей в час), чем те же ростовые куклы или лайтбоксы (около 400 рублей в час), и эффективнее, чем просто раздача листовок (около 300 рублей в час).

По словам моего собеседника, промоутер — это просто инструмент для рекламы, имеющий мало полномочий и гарантий, а его зарплата зависит от его же координатора.

— Вообще, если такого рекламщика забрала полиция, то агентство должно оплатить ему рабочее время, которое он провел в отделении, и донести до клиента, что акция больше в этом месте проводиться не может. По факту, как вы видите, шоу продолжается.

Если судить по форумам, то и компенсации за просиженное время им не светит получить. Ну ладно, полиция. А кирпичом по голове — кто тогда будет отвечать?

— В 2016 году был принят закон, согласно которому по трудовому договору нельзя передавать работников на подряд, — говорит мой собеседник. — То есть нельзя в своей организации заключить договор с промоутером, а после передать его клиенту для исполнения задания. Почти все рекламные агентства в итоге перешли на другой договор, который относится больше к гражданскому, чем к трудовому кодексу. Соответственно, в нем нет опции отчислений средств за сохранность сотрудника, своего рода страховки.

А меж тем ярость москвичей все сильнее и сильнее. Людей можно понять: пришли с работы, хотят тишины, а не магазин на диване под своими окнами. Еще в 2015 году депутат Мосгордумы Александр Семенников предлагал запретить использовать громкоговорители в общественных местах. Предусматривался даже штраф — пять тысяч рублей. Следить за исполнением закона должна была полиция.

— В кодексе административных правонарушений есть закон о тишине, вопрос только в его исполнении, — говорит председатель комиссии по безопасности Мосгордумы Инна Святенко. — С точки зрения законодательства сделано все. Вопрос к рекламным компаниям. Неужели им не хватило этого урока?

Святенко подчеркивает: закон работает только ночью, а днем никто не запретит бибикать автомобилю или кричать ребенку.

— Вопрос только в этике и понимании со стороны агентств, — говорит депутат. — Штрафы ввести нельзя, потому что если выйдет отряд детей и учительница попытается воспользоваться громкоговорителем, то она точно так же будет наказана.

Вот только с этикой у рекламных агентств проблемы. Как говорит мой анонимный собеседник, 80% компаний — проходимцы.

— Они не проверяют, в каком месте будет работать промоутер, не выезжают на точку. Не проверяют клиента, надежный он или нет. Их не волнует безопасность их работников. Их волнует только прибыль.

Сейчас промоутеры сами становятся разборчивее и к подобным работодателям стараются не попадать. В идеале, если бы все рекламные агентства ответственно относились к своей работе, скандалов, а тем паче убийств, не было бы.

— Реклама не должна быть надоедливой, — говорит руководитель рекламного агентства. — Мы всегда подбираем мегафон с определенной громкостью. У нас есть мегафоны ручные, самые простые, они чуть громче обычного голоса, есть такие, которые слышно за полтора километра. Когда наши сотрудники работают рядом с метро или вокзалом, то могут взять аппаратуру и погромче. Если в спальном районе — то потише. В случае претензий от жителей мы сами рекомендуем промоутеру сделать громкоговоритель потише.

…1 февраля зазывалы у станции метро «Войковская» уже не было на месте. Не соврал, действительно ушел и стремянку захватил. Ищите его в другом районе под окнами других домов.

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» — подпишитесь на наш Telegram.

Источник: mk.ru

Поделиться в:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top